Слово «солнце» в дагестанских языках относится к общесеверокавказскому лексическому фонду. О почитании этого светила в Кавказской Албании, этнокультурную основу которой составляли древнедагестанские племена, писал Страбон, отмечавший, что албаны «из богов почитают Гелиоса, Зевса и Селену, святилища которых находятся вблизи Иберии. Обязанность жреца у них исполняет самый уважаемый человек после царя. Он стоит во главе большой и густонаселенной священной области...».

Под греческими именами этих богов, как обоснованно считают исследователи, скрываются божества: верховный бог Солнца и богиня Луны, соответствующие древнеиранским зороастрийским богам, священная триада которых особо почиталась в это время и в соседних Армении и Иберии. Этот факт свидетельствует о сильном влиянии и проникновении в Закавказье древнеиранских (зороастрийских) религиозно-идеологических представлений.

Отголосками этого почитания являются дошедшие до нашего времени многочисленные клятвы, благопожелания. проклятия, сравнения и антропонимы, в которых присутствует солнце.

Практически у всех народов Дагестана сохранились клятвы солнцем, что, несомненно, является отголоском язычества, т.к. в соответствии с канонами ислама клясться можно только именем Аллаха. Так, у аварцев-хунзахцев существовали клятвы: «Клянусь солнцем!» («Бакъал хIаги»), «Клянусь этим солнцем!» («Гьадаб бакъад хIаги»), «Аллаха солнцем клянусь!» («Аллагьасул бакъал хIаги»), аварцы-койсубулинцы клялись также и солнечными лучами. Аварцы-гидатлинцы клялись: «Да будет солнце (мне) запретным» («Бакъ хIарамлъиги»), «Да не коснется меня солнце» («Бакъ дида чIвале къотIи батогиги»). Клялись солнцем и другие аварцы, например, ахвахцы.

Даргинцы-цудахарцы с. Куппа клялись ликом («Берла дях­тлера») и лучами солнца («Берла нурлера»). Клятва солнцем бытовала и у даргинцев-сюргинцев. До сих пор у лакцев бытуют фразы: «Клянусь солнцем над нами!» («КIа ялувсса бургъин хъана»).

Клялись солнцем и луной и другие дагестанские народы: лезгины — «Клянусь солнцем» («Ракъунал кьин хьуй»), («Вацрал кьин хьуй»), табасаранцы — «Клянусь солнцем» («Ригъ’инди ху апIурза»), («Ригъдин гьякьниинди»), («Вазлиинди ху апгурза»).

У кумыков сохранились клятвы («Гюн ню ярыгъы гьакъына» – «Клянусь светом солнца!») и благопожелания, связанные с солнцем («Гюн иржайсын ата юртунга» – «Пусть солнце улыбнется на отцовский дом»).

Вместе с тем у дагестанцев имелись и проклятия, связанные с солнцем. Например, аварцы-хунзахцы проклинали так: «Чтоб ты не увидел солнце» («Бакъ-моцI бихьугеги»), «Чтоб тебя не коснулись лучи солнца» («Бакъул канлъи чIвагегиI»). Цудахарцы желали ненавистному человеку, чтобы тот попал под черное солнце («Цгуттар берлигу рик») и чтобы его дом не освещало солнце («Хъули бери мабухъ»). Схожие проклятия имелись и у лезгин: «Пусть покарает тебя солнце!» («Ваз рагъ къалим хьуй»).

С солнцем сравнивали девушек и юношей. Аварцы сравнивали девичью красу с солнцем, а парня – с луной: «Солнцу подобная девушка» («Бакъ-моц Надинай яс»), «Как солнце красивая» («Бакъ гIан берцинай»). Аналогичные сравнения существовали у каратинцев: «Как солнце при восходе – девушка, как полная луна – парень» («Бокала милъе­-годой, бецяала борцIо – годов»). Такие же сравнения с солнцем бытовали и у лезгин: «Девушка, подобная Солнцу» («Рагь хьтин руш»).

Подписка на обновления

Материалы на нашем сайте обновляются практически ежедневно. Подпишитесь и первыми узнайте обо всём самом интересном!

Авторизация

slogin.info

Поиск