Не найдя себя в исламе, уроженцы Средней Азии заполняют духовную пустоту православием.

Профессор Академии управления МВД РФ Павел (Хуршед) Нуманов – принявший православие таджик. Служащий в Кубанской епархии РПЦ епископ Ейский и Тимашевский Герман (Камалов) родом из Самарканда, до монашества он носил имя Алишер. В Подмосковье есть небольшие православные общины из трудовых мигрантов. Русская православная церковь летом с.г. активизировала работу по переводу на языки народов Средней Азии богослужебной литературы. Ближе к середине июля завершилась работа по переводу на таджикский язык православного молитвослова для новоначальных – мирян, которые только недавно уверовали и стали посещать храм.

В молитвослов вошли утренние и вечерние молитвенные правила и молитвы, которые каждый православный читает, когда готовится к причастию. Канонические тексты даны в адаптированном для новоначальных виде – с сохранением основных молитв, совершение которых не отнимет у человека много времени и, как выражаются в церковной среде, духовных сил. В книге есть необходимые начинающим христианам пояснения на таджикском языке, касающиеся последования литургии и того, что нужно делать мирянину перед причастием.

В задачах проекта – перевод на таджикский, узбекский и киргизский языки краткого издания «Катехизиса (изложения в форме вопросов и ответов догматов веры. – «НГР») Восточной православной церкви» авторства епископа Охридского Николая (Велимировича) (1880–1956). Книга сербского просветителя уникальна тем, что в ней в форме диалога простым языком объяснены сложные вопросы православного богословия. В «Катехизисе» есть вводный курс в библеистику: в частности, объясняется, какие книги Ветхого Завета называются вероучительными, а какие пророческими и чем одни отличаются от других. «Катехизис» Николая Сербского – учебное пособие в православных гимназиях, вопросы по книгам Ветхого Завета задают на экзаменах светским студентам-религиоведам. Готовятся к изданию на среднеазиатских языках брошюры «О чистоте веры (против распространяемых наговоров на христианство в исламской среде)», «Об истинности Священного Писания» и «Огласительные слова для обращающихся из ислама».

В среднеазиатских приходах РПЦ осталось очень мало верующих-славян, сказал «НГР» протоиерей Всеволод Чаплин – церковный публицист, настоятель московского храма Николая Чудотворца на Трех Горах. «В Душанбе ходят в храм только сотрудники посольства России и несколько русских стариков, которым некуда уезжать. Пора покончить с убеждением, что православную миссию можно вести только среди русских, украинцев и белорусов. Живущие в России трудовые мигранты из Средней Азии интересуются православием, появляются в православных храмах. С ними нужно вести диалог, и в этом диалоге не может не быть элемента миссии. Может быть, у новообращенных православных возникнут проблемы с их прежним окружением. Но и Христос говорил, что «враги человеку домашние его». По словам Чаплина, православная миссия среди уроженцев Средней Азии не отменяет давней политики РПЦ по поддержанию дружеских отношений с мусульманским духовенством и властями Средней Азии. «Священники в регионе никогда не занимались прозелитизмом. Прозелитизм – это когда «Свидетели Иеговы» (запрещены в России) нагло вламываются в дверь вашей квартиры. А наша миссия – когда в православный храм приходит человек другой культуры, задает вопросы, и мы обязаны ответить на них. Такие вопросы задают люди ищущие, которые сравнивали Библию и Коран, что-то знают об исламе, но прихожанами мечетей так и не стали. Если таджик или узбек после общения с нами твердо захочет принять крещение, то мы обязаны его крестить и дальше помогать ему расти во Христе. Конфликтов с местным обществом и даже элитами при этом, думаю, не избежать. Но Христос, апостолы, великие святые не искали комфортного служения».

«Азиатский» проект РПЦ осуществляется под патронажем Комиссии по миссионерству и катехизации Епархиального управления Москвы.Проект  зародился достаточно давно среди рядовых московских миссионеров, в том числе, из мигрантской среды, сказал НГР куратор проекта диакон Дионисий Гришков, руководитель центра социальной помощи мигрантам при храме Евфросинии Московской в Котловке. "Необходимость в переводе церковной литературы появилась, так как в Москве уже есть крещеные жители Средней Азии. Хочу устроить их первую встречу, организовать для них богослужение с элементами национальных языков. Для этого недавно перевели на узбекский и киргизский языки часослов, на таджикский - молитвослов. Нам приходится обращаться к помощи профессионалов переводчиков. Зачастую они - крещеные в протестантских общинах носители языка, После перевода текст проходит проверку у православных людей с богословским образованием и знанием языков Средней Азии» Все народы Средней Азии имеют свою христианскую историю. Но даже, если бы не не было, это долг Церкви - заботится об исполнении заповеди научить все народы», - сказал Гришков.

В Таджикистане привычное дело, когда этнические таджики не исповедуют ислам, сказал «НГР» юрист и правозащитник Иззатулло Амон. «Большинство таджиков-немусульман – это адепты «Свидетелей Иеговы». После обретения независимости в Таджикистане стали проповедовать западные миссионеры. Они и сейчас ходят по чайханам, базарам, квартирам. Раздают книги, приглашают к себе на беседу в офис. Самое привлекательное для людей – что они помогают бедным и дают простому человеку то, чего не могут дать власти страны – доступные всем и быстроходные социальные лифты. «Свидетели» отправляют таджика на учебу за рубеж, устраивают его на хорошую работу, обеспечивают ему и его семье достойную жизнь европейского стандарта. И родственникам, друзьям, землякам нет дела до того, мусульманин этот человек или нет. Таджикистан – светское государство, где пропаганда ислама запрещена, а официальные муллы у большинства населения не имеют авторитета. У нас давно говорят, что религия – как пища, какую пищу желудок принимает, такую еду человек и кушает». «Православие в Таджикистане вплоть до распада СССР ограничивалось ареалами пребывания русских переселенцев, – сказал «НГР» председатель общественной организации «Конгресс ираноязычных народов» Эрадж Боев. – Исповедующие православие таджики – преимущественно выходцы из таджикско-славянских семей, которые стали покидать Таджикистан в 90-е годы.

Православные приходы остались в Душанбе и Худжанде, бывший Ленинабад. Православие хоть исторически не так укоренено в стране, как ислам, но для Таджикистана оно традиционная охраняемая государством религия». Эксперт сказал, что у властей Таджикистана с 90-х годов вызывает куда большее беспокойство «агрессивная прозелитическая деятельность «Свидетелей Иеговы» и новых религиозных движений, нетипичная для Русской православной церкви». «У мусульманской общины с православными никогда не было трений, поскольку РПЦ не занималась прозелитизмом среди таджиков. Массовое обращение таджиков в православие, разумеется, приведет к осложнениям, но до массовости, думаю, не дойдет. В Московской патриархии есть грамотные эксперты по межконфессиональному диалогу, по социокультурной адаптации мигрантов и вхождению их в российское общество. Опыт священника Даниила Сысоева – когда ставилась задача обратить в православие едва ли не всех живущих в России мусульман – останется сугубо частной инициативой ныне покойного Сысоева. Сысоев представлял ислам как псевдохристианскую ересь, а РПЦ находится в плотных рабочих контактах с мусульманскими общинами Средней Азии», – говорит Эрадж Боев.

Подписка на обновления

Материалы на нашем сайте обновляются практически ежедневно. Подпишитесь и первыми узнайте обо всём самом интересном!

Авторизация

slogin.info

Поиск

Журнал Родноверие