Пятница (Блинова Татьяна Эдуардовна) — участница языческого движения с 1999 года, педагог, писатель, исследовательница традиционной культуры славян, коллекционерка старинных полотенец, участница волонтерского движения в Городе мастеров Бирюлевского дендропарка.

Теле и видео: канал Культура «Черные дыры, белые пятна» от 03.07.2008 г., сюжет «Исследования языческой символики традиционной русской народной вышивки»; Дискуссионый клуб родноверов, сюжет «Родноверы о наследии Порфирия Иванова» от 23 ноября 2018 г.; Бит жизни! Агентство культурных новостей, сюжет «Волшебные рушники» от 29 июля 2020 г.

Изданные работы: Народная одежда // учебник Азбука нравственности. Книга для чтения 4 класс. М. 2007, с 58-61; Письмо // электронная книга Грамматика нравственности 8 класс. Учебное пособие для учащихся. Урок13. М. 2008; Алгоритмы традиционной культуры славян. Книга 1 «Мудрые науки, чтобы ведали дети и внуки», книга 2 «Уряды языческих праздников. Практическая магия славян» М. 2016; Знаковедение. Знаки и знаковые системы народной культуры. Материалы второй международной конференции. СПб, 2018; Обряды и праздники Родноверия: славянская свадьба, день рождения, традиционное воспитание, последний путь. Изд. 2-е. - Москва: Велигор, 2020.

Богатое культурное наследие славян, полное интересных традиций, красочных праздников и уникальных обрядов, – является одной из самых колоритных и значимых сфер не только славянского язычества, но и русской культурной традиции в целом. Многие из обрядов не дошли до нас полностью, постепенно утрачиваются их предназначение и смысл – но хотя бы частично они до сих пор присутствуют в нашей жизни.

Образ Бабы Яги по-прежнему пользуется заслуженной популярностью. Сегодня её имя, внешность, слова и поступки рассматривают со всех сторон, находя положительные объяснения для многих ранее неприглядных моментов. Например, предполагается, что попытка Яги засунуть детей в печь на лопате не есть желание их скушать, но доброе намерение провести обряд «припекания младенца». Вывод спорный, но показательный, в смысле общих тенденций - Ягу больше никто не боится (разве только посетители младших групп детсада, да и то выборочно). И это есть хорошо и правильно, потому что это знак преодоления общественным сознанием тысячелетней навязанной извне демонофобии.

Из года в год я наблюдаю одну и ту же картину: как на городских, так и на традиционных Масленницах при расправе с чучелом звучат одни и теже слова о «сжигании» Зимы. Такое объяснение вполне закономерно на цивильных мероприятиях, стремящихся сгладить «острые углы» языческого праздника, для родноверов же игнорирование сути обряда считаю недопустимым.

Проводы в армию

В станицах Кубани невеста, провожавшая своего парня в армию, украшала его следующим образом: «цепляла на грудь первый, специально ею подготовленный и вышитый платочек. А правую руку она же перевязывала полотенцем. Затем все приглашенные девушки «уквичалы» парня платочками. …это было действительно публичной демонстрацией парнем и девушкой взаимной верности.

В «Сказании о благоверном князе Довмонте и о храбрости его» упоминается традиционное для той эпохи обращение князя к воинам перед сражением. Каждый князь находил свои слова, «Довмонт же сказал псковичам: «Братья мужи-псковичи! Кто стар — тот мне отец; а кто млад — тот брат. Слышал я о мужестве вашем во всех странах, сейчас же, братья, нам предстоит жизнь или смерть. Братья мужи-псковичи, постоим за Святую Троицу и за святые церкви, за свое отечество!».

Некоторые формы славянской языческой свадьбы выгодно отличаются от «классической» средневековой русской свадьбы тем, что более точно отражают сложившиеся ныне отношения полов: партнёры в большинстве случаев сами, без помощи родителей, находят друг друга; совместное проживание возможно и до официальной церемонии; иногда свадьбу организовывают и оплачивают сами брачующиеся, а не их родственники, и т.п.

Пишу себе спокойно про обряд вождения козы на Святки, про сценку, в которой коза падает замертво, а её оживляют дуя под хвост, и вдруг обнаруживаю в журнале "Советская археология" № 3 за 1975 год вот такую статью:

Фольклор хранит лаконичную информацию о

наиболее правильных и удобных нормах жизни, 

поведения и общения, универсальных во все времена. 

А. Каргин. "Народное творчество" №2, 2005.

В восточнославянских сказках плач, слёзы характерны только для положительных героев и их помощников, а злодеи почти никогда не плачут, они, в зависимости от ситуации, злятся, гневаются, жалобно просят, умоляют, но не плачут!

Прежде всего, они герои. Замечательно сказано у Проппа в книге «Русский героический эпос»: «Герой прежде всего характеризуется своими поступками, но так как поступки эти всегда одинаковы, то для каждого народа герои его эпоса будут однородными… В нивхском эпосе герой не имеет даже имени… герой эпоса не обладает здесь никакими индивидуальными особенностями. Он весь в своих подвигах. Герои всех песен не только похожи друг на друга, они по существу представляют одно и то же лицо»1.

Подписка на обновления

Материалы на нашем сайте обновляются практически ежедневно. Подпишитесь и первыми узнайте обо всём самом интересном!

Авторизация

Видео

Лекция школы "Русская Традиция" от 13.06.2009

Василий Бутров - Традиционная одежда

Лекция школы "Русская Традиция" от 05.11.2009

Озар Ворон - Хорс-Даждьбог, Жрец Богов

Поиск

Журнал Родноверие